Благодарственное письмо от «Волшебной пилы».
Десять лет назад, на кухне у Наташи Корсунской сидели выпускники Университета Печати и думали, как назвать объединение молодых художников-иллюстраторов. Выходило то очень пафосно, то слишком просто.
Наташиному сыну тогда было четыре года, он крутился вокруг,
и, чтобы приобщить Мишу к взрослому разговору, его о чем-то спросили. «Волшебная пила», ответил он. и убежал.
Многие наши коллеги по цеху, да и мы сами, не скрою, не можем установить определенную связь между названием и нашей деятельностью. Любые рациональные попытки приводят к фантастическим историям о сундуках, сделанных с помощью волшебной пилы и хранящих книжки и инструменты художника. Или возникает милый персонаж, чем-то напоминающий гусеницу, рассыпающийся иногда на звенья-зубцы. Он — наш талисман, хранитель, помощник.
Но возвращаясь к  обстоятельствам рождения Волшебной пилы, все чаще склоняешься к мысли, что связь между работами и названием — из области непознаваемого, неназываемого, и невозможного. Всего, что зовется детством.
Из той глубины, когда все события вокруг таинственны, а все вещи волшебны от природы — их облик не является отражением их сущности. Когда деревянную ложку можно пеленать и убаюкивать, сорочье перо может рассказывать сказки, а пила вовсе не так страшна, как привыкли думать мы, взрослые.
Как же быстро потом теряется этот дар перевоплощения — все занимает свои места, образ, назначение прочно закрепляются за предметами.
Профессия иллюстратора детской книги как раз о том, чтобы к этому состоянию, дару вернуться. Иначе нельзя — ребенок верит не в правдоподобность, а в характер, в состояние — героя, предмета, пейзажа. и в этом смысле Волшебная пила — как маяк, как недостижимая точка, которая стремит всех нас
к прекрасному. к нестандартным решениям, к озорству и хулиганству, к  радости творчества и сотворению невозможного — всего того, что когда-то было нам явлено, а потом утеряно, забыто.
Наши дети подсказывают нам, куда двигаться дальше. Без их помощи, без их проказ, первых рисунков и первых рассуждений о бытие не было бы наших книг и проектов. Семья — первые строгие и не идущие ни на какие уступки редакторы и критики. Их признание — одно из самых ценных.
Трудно сочинять и рисовать книжки для кого-то «вообще» — всегда перед тобой читатель-зритель, явный, определенный мальчик или девочка — свои дети, дети знакомых. Или ты сам, вернее твое детство со стойкими канонами красоты и порядка.
За десять лет вокруг Волшебной пилы сложилась особая, дружественная атмосфера — и это не только наши семьи. Наверное, пора уже организовать Общество друзей Волшебной пилы, куда принимать с почестями тех, кто на протяжении этого времени поддерживал, помогал, наставлял, убеждал, учил. Выдать бархатную перевязь с вышивкой золотыми и серебряными нитями... а если серьезно, то список благодарностей следует начинать с педагогов, с тех, кто выпестовал в профессиональном плане. Это Юрий Чувашев, Анатолий Семенов, Борис Диодоров и Александр Лаврентьев.
Особую роль в истории Волшебной пилы сыграл Юрий Герчук — благодаря ему мы попали в историю детской книги, историю становления детской книжной иллюстрации. Он всегда проявлял отеческое отношение, для него выбранный им раз и навсегда предмет исследования — книга — не был чем-то предсказуемым, состоявшимся, сложившимся. Эксперименты он не считал правонарушением, а как любой ученый, видел в них возможность открытия нового. Думается, что для человека с таким опытом, история книги представляла собой последовательную и взаимосвязанную структуру, где просто не могло быть ничего случайного. и наше счастье, что у Волшебной пилы в ней тоже оказалось свое место.
Елена Герчук не пропускает ни одной из наших выставок — ее присутствие для нас знак того, что нас ценит, а главное следит за нашими поисками художественная критика.
Выставка невозможна без площадки — организация мероприятия и поиск зала — это тоже часть события. и здесь особая благодарность Анастасии Архиповой, поддерживающей наши выставочные проекты.
Первым залом, приютившим нас в 2006-ом году, была библиотека-читальня им. Тургенева. Реальная близость к читателю была и остается несомненным плюсом — на полке книжка, пахнущая типографской краской, а на стене — один из этапов работы, без которого любая детская книжка будет, как говорила Алиса из страны Чудес, «бестолковой».
Библиотека еще не раз гостеприимно встречала наши выставки, а через несколько лет мы обрели еще двух друзей среди московских выставочных площадок — галерею Культпроект и удивительное, знаковое для всех художников книги и рекламы место, галерею Промграфика.
Каждый художник-иллюстратор мечтает о «своем» издательстве, где редактура и печать были бы не препятствиями (к сожалению, такое случается) к выходу книги, а положительной стороной всего процесса. Для Волшебной пилы таким издательством стал «Самокат». и что интересно, в книжных магазинах издания «Самоката» стоят на отдельной полке, не разбитые по темам, как обычно. Это говорит о том, что публика воспринимает стиль иллюстрации «Самоката» как своеобразный бренд, где объединяющее начало не столько в тексте, сколько в графическом решении.
Необычное сотрудничество с «Самокатом» началось после того, как несколько художников Волшебной пилы провели серии мастер-классов во Французском лицее им. Александра Дюма в Москве. Атмосфера лицея, общение с педагогами и родителями учеников давала ощущение «рая» для художника, настолько отзывчивым и заинтересованным было отношение, которое и привело в конечном итоге к изданию нескольких книг в «Самокате» при участии французских спонсоров.
Ещё одно важное для нас издательство — Пешком в историю — это уникальный формат издательской деятельности, где книга выходит в пространство через игру и  детские праздники. Книга продолжается как действие, как театр, как аттракцион и скучные прежде вещи становятся увлекательными и простыми для понимания. у художника здесь чуть другая роль, он не только иллюстрирует прошлое, он должен оставить ниточку, за которую это прошлое можно вытянуть в реальный мир, разыграть здесь и сейчас.
Но наша история не закончена, мы будем и дальше совершать открытия, двигаться к заветной точке, обозначенной для нас когда-то маленьким (а теперь уже очень большим) Мишей. и да, бархатных перевязей с золотым и серебряным шитьем у нас хватит на всех, так что добро пожаловать в Общество друзей Волшебной пилы!
Екатерина Лаврентьева